Как стать здоровым и свободным

работа Миропонимание естественного человека. Империализм — нищая социальная технология, пробуждающая в человеке низкие ощущения — скупость и ревность.

Стойкость капитализма в большинстве стран гарантируется тем, что очутившиеся у «пирога» — средств изготовления либо естественных богатств — делятся с многими, не дозволяя излишней и небезопасной разницы по физическому достатку между участниками сообщества. Перегиб в обладании денежными средствами и властью растлевает все сообщество, пробуждая цепную реакцию хватательного (либо «цапательного») инстинкта. В этих критериях все ветки власти, судейская и правоохранительная системы оказываются связанными коррупцией. Борьба с ней оказывается глупой, так как коррупция становится системообразующей, и ее ресурс заключен в самой сути людей, которые еще не доросли до жизни в нищем сообществе и требуют порядочного обучения. Посмотреть мягкой мебели каталог можно пройдя по ссылке.

Упадок духовности, выражается в том, что простой человек, не угнетенный собственностью и властью, обычно, высоконравственно лучше, чем та невысокая высота условий, которые предъявляет к нему капиталистическое сообщество. Человек, не вписывающийся в коммунизм либо, особенно, в социализм, вполне подходит для капитализма, вследствие этого империализм — не мечта, а табун покупателей. Ель-цинизм сообщества и недостаток верности приводят к тому, что сохранять правительство становится некому. Кому оно по боку потому, что он богат, кому-то по барабану потому, что скуден и поглощен выживанием. Иные считают церкви не менее правильные, по их мнению, чем формальные. А естественные люди, без раскаяния обменявшие сообщество на Природу, дуются, когда слышат, как в сообществе режут термином «волчий», так как сама жизнь показывает, что ужаснее человека хищника нет.

В капиталистической РФ прилавки дополнены в основном отравой с длительным сроком действия, при этом в ядовитых упаковках, и за качество товаров никто не отвечает. В сообществе употребления гражданин считается винтиком, которого зомбоящики направляют в пространстве никчемных либо искренно нездоровых продукции и услуг.

Жизнеспособность сообщества считается маловероятной не только лишь потому, что одному перепадает меньше физических благ, а другому — несоизмеримо больше, при этом неудержимое употребление тянет дикарское природопользование и встречное мегера Природы. Недостаточность уложившей социальной модификации заключается и в том, что движение к обогащению и патологическому употреблению входит в возражение с потребностью улучшения человека умного как вида.Этим самым жители лишаются вторичных плюсов, останавливаясь зависящими от «негативных» атмосферных требований и «погрешностями» природы. Очень многие люди, безмерно веруя в таблетки и иньекции, по уровню мышления существенно отстают от Бенедикта Спинозы (1632-1677годов.), который заявил, что «человек… пока он составляет часть Природы, должен следовать её законам».

Медицина и фармакология при капитализме представляют из себя один из придатков, развивающих колесо употребления. Вследствие этого «эскулапы» берутся за финансовые планы, вроде «неотъемлемого лечебного страхования», и никоим образом не заинтересованы в профилактике болезней, порожденных навязываемыми жителям стилем и стереотипами жизни, существующей пищевой основой и старыми кулинарными обычаями. В то же время неприятность оптимизации жизнедеятельности считается неприятностью тысячелетий, и скопленные к настоящему времени академические данные, обычно, признают советы древнейших любомудров. Эти советы так несложны — «низкотехнологичны», что за них никто не в состоянии «свалить бабла», поэтому у формальной медицины нет огромного стремления воспитывать народ.

У любого сравнительно крепкого человека есть выбор: или самому приняться за подкрепление состояния здоровья, или о нем побеспокоятся иные в рамках полисно-платной медицины. 10 главных заболеваний, от которых раньше времени погибает 85% людей (их называют заболеваниями старения) — это болезни питания и стиля жизни. Непродолжительная лекарственная упорядочение положения либо длительная «высадка» на лекарственные препараты как правило считаются расплатой за дефицит воли либо неуважение познаниями о верной работы собственного организма.

Вес тела и протеиновый максимум. При хорошем формировании физической константой любого организма считается вес тела, достигнутый к 20-25 годам жизни. «Возрастное» увеличение веса обосновано понижением впечатлительности «регулятора голода» в гипоталамусе, и человек поглощает больше, чем ему нужно. Применение резких приправ, солений также вызывает лишний аппетит. Для компенсации натрия нужно есть больше калия с крахмалистой едой.

Оперативно добиться насыщения едой, насыщенной белками, не получается, так как извлечение бензина (глюкозы) из белков требует существенной энергии, а с доступным гликогеном организм расстается нехотя, предохраняя животный аррорут для питания рефлекторной ткани. Вследствие этого протеиновую еду предпочтительно принимать тогда, когда в кишечном тракте не так давно закончилось либо завершается активное сосание глюкозы.

Постная еда также не может быть полновесно усвоена без углеводов. Но крахмалистая еда применяется синхронно с жирами, а не до их приема. Кашицу маслом можно испортить, в случае если углеводов будет мало для окисления жиров и в кровь попадут ядовитые продукты неполноценного сгорания — ацетоновые тела.

Со временем человек переходит на в основном жировое энергообеспечивание, когда пищевые вещества окисляются не в процессе приема и усвоения еды, а опосредствованно, другими словами через скопление жира в здание организма. Это повышает «затратные траты» не только лишь потому, что растет обмен веществ, проявляясь, к примеру, в повышении частоты дыханий и сердечных сокращений, понижении характеристик физической подготовленности.

В обычных критериях жировой маршрут энергообеспечения считается «вечерним», другими словами должен применяться тогда, когда нежелателен либо невероятен (при голодании) приток еды снаружи. Для компенсации дефекта углеводов организм идет на утилизацию своих сравнительно свободных белков, к примеру лимфоцитов, что понижает иммунитет к заразительным болезням и перерождению клеток.

Приобретение глюкозы из белка, считающегося скелетным объектом тела, все равно, что жечь печку стоящими в комнате стульями. Применять для данного приобретенные вместо дров стульчики также неразумно. Аминогруппы (аминокислоты), высвободившись при расщеплении белков часто не в состоянии отыскать использования в организме, создавая скопления мусора (токсины), предназначающиеся средой для вирулентных бактерий. Так как «здание белка» в организме нет (помимо незначительных резервов в печени), то любой «ничей» белок всегда рассматривается как чужой субъект и штурмуется защитной обороной. За данной «занавесью» на самом деле небезопасные бациллы возможно окажутся за пределами досягаемости лимфоцитов либо фагоцитов.

При распаде углеводов и жиров до углекислоты и жидкости высвобождается вся энергия, чего не отмечается у белков и их основных частей, конечным продуктом расщепления которых считается энергетическое вещество — моча, которая вводится через почки. В случае если продлить аналогию белков со стульями, то выйдет, что белки — это стульчики с железными креплениями, которые не позволяют тепла и их нужно получать из печки совместно с золой.

Состав пищеварительной флоры зависит от нашей еды и требований пищеварения. Пищеварительная флора представляет из себя один из источников утрат протеиновых препаратов. Для необходимых бактерий пищеварительной микрофлоры животные белки, длительно располагающиеся в желудке, не считаются едой, что вызывает тление в процессе их временного странствия через отделы, созданные для расщепления полисахаридов и клетчатки. Невсосавшийся своевременно излишек аминокислот расщепляется бактериями до образующих, в любом случае оказывается в моче, в слабейшем — в качестве токсинов проносится кровью по организму.

Бремя микрофлоры, предназначающейся для синтеза витаминов и ферментов и аминокислот, может привести к патологиям пищеварительного тракта. Не все понимают, что ферменты и бактерии аппендикса, являющийся для мясоеда остаточным и рождающим летальные патологии органом, также принимают участие в расщеплении постной еды.

Белка в еде может быть немногим больше, чтобы обработать необходимости в подъеме организма либо учесть показатель снашивания, определенный восстановлением клеток, в старшем организме. Потребление специального белка в существенных числах быстро повышает обмен веществ, что выражается повышением употребления воздуха и жидкости, сопряженным с исполнением не машинной работы, а с досрочной выработкой источника пищеварительного тракта в режиме глупой утилизации еды.

Бессмысленно рваться к чрезмерному обилию еды. Монотонная еда, в случае если она полноценна, воспринимается организмом как простая платформа, при этом показатель усвоения улучшается. Благоразумно делать ставку не на разносолы и кулинарные изыски, а на интересы родимой пищеварительной флоры. Многообразие необходимых бактерий можно снабдить потреблением необходимого числа клетчатки (целлюлозы), того что по традиции «отрубается» при выпечке хлеба и предпродажной обработке круп.

Для самой лучшей работы внешних органов принципиально иметь диафрагмальное дыхание (веять животиком). Это делать проблемно в случае наличия жирового «спасательного круга». Мембрана собственным нескончаемым «массажем» положительно воздействует на работе кишечного тракта. Понижение обмена веществ с помощью остановки применения белков на энерго нужды организма и прохода на постное питание понижает частоту респираторных перемещений и сердечных сокращений, что повышает характеристики физической подготовленности, в первую очередь, выносливости. При животном питании человек уподобляется тигру, который полдня переваривает еду и в данный этап способен на сильные перемещения. Но многим нравится, когда проглоченное днем дает о себе понимать утром хорошей отрыжкой.

Чувствуя жажду, невозможно есть — необходимо съесть несколько жидкости, полоща рот с каждым глотком, и сделать остановку во много секунд. Усвоение постной еды развивают ферменты, считающие в ней лично, вследствие этого крупы и фрукты должны подчиняться максимальной термообработке только с тем, чтобы снабдить разжевывание. Крупы кидаются в бурлящую воду, и после временной варки кастрюля кутается в одеяло. Размер жидкости должен быть необходимым для распаривания, однако не разваривания. Это дает возможность сделать лучше вкус каши, скушать ее больше (насытиться на не менее длительное время) и упростить ее усвоение — ненужная жидкость в желудке и кишечном тракте не требуется.

При проходе на видовое питание либо отказе от лишнего белка быстро растет стойкость организма к вирулентным вирусным инфекциям, так как отныне ресурсов защитной системы хватает для утилизации чужеродного белка при любом его возникновении. Такого человека можно заледенить, другими словами обморозить какие-то ткани, однако невозможно застудить. К нему невозможно отнести такие результаты прогулок, как проиграло, простудился, смочил ноги и т.д.

Подведение к протеиновому максимуму «открывает охоту» на гнилые бактерии в высших респираторных маршрутах и оральный полости, например, вызывающие появление и формирование кариеса. Болезнетворная флора служит источником стройматериала. При этом, к примеру, антисептических качеств слюны оказывается довольно, чтобы отвалилась потребность в классической очистке зубов — зубы чистятся жесткой едой — зачерствелым темным хлебом, овощами либо плодами. Применение для очистки зубных паст бывает вредоносным, так как ткань эпителия без проблем упускает чужие вещества в кровь. Кожа тела также не считается препятствием для проникания синтетических препаратов, вследствие этого не стоит применять при умывание не только лишь химические моющие средства, но также и стандартное мыло. Для санитарной обработки тело лучше пропарить несколько в горячей рассерженной воде, а потом потереть мочалкой. При умывание в организм угождает жидкость (тело «употребляет»), и для сохранения биозащиты кожи не следует «подогревать» его оперной жидкостью.

Сон при сниженной температуре. Не предпочтительно переменять организм в «вечернюю корпорацию» по переработке еды. Это не соблюдает крепость сна и ведет к неприятным сновидениям. Ранний ужин оправдан, в случае если на протяжении дня были значительно опустошены резервы гликогена в мышцах и печени, что может привести к просыпанию от голода из-за неимения бензина для сгорания доступного жира.

Магматогенное (внутреннее) питание в процессе сна уменьшает потребление и гарантирует полновесный сон. Оксидировка жиров сопровождается выделением товаров его неполноценного сгорания через кожу и легкие, к примеру ацетона. Подходящий порядок очистки жировых здание организма (мимоходом с переработкой токсинов) гарантируется в критериях сниженной температуры и притока атмосферного воздуха, состоятельного кислородом и ионами, вольного дерматологического дыхания.

В случае наличия подобных требований сон течет без сновидений, и для него нужно меньше времени. Иначе человек за время сна упускает через легкие размер воздуха, равновеликий кубатуре здания, и начинает веять продуктами неполноценного сгорания пищевых препаратов. Во избежание выхолаживания комнаты нужно выверять состав форточки для притока нового воздуха зависимо от температуры окружающей среды и снабдить крепкое закрытие двери. Прекрасно дремать на западной стороне. Восходящее солнце не позволит заваляться и облегчит рост.

Подходящая температура для сна плюс 10-15 C. Вероятен сон и при ощутимо не менее невысоких температурах, в случае если дремать на ситцевом одеяле, а другой его конец применять в роли полога со стороны головы. Снизу также скрываются некоторыми ситцевыми одеялами без пододеяльников. Дремать необходимо целиком голым, чтобы снабдить обмен между частями тела и не закоченеть. Так что можно дремать в мощный холод в рубленых не обогреваемых сенях, на остекленных террасе либо балконе. При этом жидкость в стоящем рядом ведре, может закоченеть до дна, а человек проспит 8 часов, по мере необходимости укрываясь с головой. Вероятно дремать надо будет «клубком», оставляя щёлку для дыхания между отлогом и одеялом. При будущем снижении температуры либо дефекте одеял надо будет веять под одеялом, не оставляя видных щелей — воздуха хватит, однако последуют вечерние позывы из-за вдыхания воздуха высокой влажности.

Разумеется, идти дремать в комната либо на балкон можно, лишь прогревшись за день у печки, батареи парового отопления либо осуществив довольно активную физиологическую деятельность. Наш организм владеет качеством аккумуляции энергии, и скопленным за день горячем он согреется в ночь. Так, в апреле-мае, прогревшись за день на солнце, можно при вечерних заморозках вынести ночь в лачуге, палатке либо даже без крыши над головой.

Ванны. Неумеренно завертываясь в одежду и запрятываясь под крыши, человек лишает себя свободного источника энергии и самого важного катализатора разменных действий в организме. И более того, солнечную радиацию стали оценивать как один из канцерогенных условий, содействующих появлению онкологических болезней. Но видоизменение клеток при лишнем облучении может стимулировать понижение иммунитета, предопределенное ошибочным питанием либо стилем жизни. Крепко закусивший человек весьма плохо чувствует себя под жаркими лучами, а недоедающий — может длительно идти и делать другую физиологическую деятельность.

Бесспорно, длительного непосредственного попадания полдневного солнца с его твердым уф-излучением необходимо избегать не только лишь в марте-апреле, но также и в январе-феврале. Теменная часть головы весьма чувствительна к облучению, которое дает о себе понимать через определенное время не только лишь хорошим жжением, но также и тяжестью. Иные части тела как правило прекрасно выдерживают осеннее солнце при незаметной экспозиции.

Наше солнце в середине марта такое, что можно даже при температуре минус 20 C постоять 5 минут на убитом «пятачке» среди бездонного снегопада, обнажившись по пояс. Без одежды, защищающей лучи, вы согреетесь, и вам безусловно захочется обтесаться снежным покровом. Часовое нахождение на солнце в начале мая в энергетическом резоне сменит вам обед. В сей день еда усвоится в особенности без проблем, вы заснете как мертвый, а очнетесь, как заново родившийся.

Ванны разумно соединять с приемом добавок для пищи в качестве почек плодовых деревьев, калины, смородины, шиповника, щербины, ели, североамериканского клена (трилистного ясеня) и т.д. Кропотливо жеваные почки поработают едой для пищеварительной флоры, которая добудет из них не только лишь витамины и углеводы, найдутся и аминокислоты так как почки — начало грядущей жизни. Питание солнцем человека, как и растения, связано с утратой воды, вследствие этого ванны предпочтительно сопровождать обливанием естественной жидкостью, чтобы организм не требовал жидкости остаток дня.

Образцовый рацион естественного человека в зимнюю пору и начальной осенью. Прибудет день, и Господь даст еду, однако что-то необходимо иметь про резерв, чтобы уменьшать время на получение товаров. К числу главных 3-х товаров я бы отложил: гречу, нерафинированное подсолнечное масло и сухой пеклеванный хлеб. Греча занимает особенное положение среди круп, так как близка по аминокислотному составу к белкам организма. Большая усвояемость гречи смешивается с затянутым расщеплением полисахаридов, что гарантирует долгий «промежуток сытости» после ее приема.

Другие продукты приобретаются по случаю, с учетом пищевых увлечений и рекомендаций «внешнего голоса», однако спереди перечня чеснок, чеснок, яблоки, картофель, тыква. Дальше следуют дары Природы — итоги собирательства — родниковая жидкость, мать-и-мачеха, калина, рябинка, шиповник, барбарис. Приведенные ягоды примечательны тем, что их можно держать на веточках, кистях либо по раздельности до возникновения первой крапивы при внутренней температуре (между оконными рамками либо на балконе).

Консервирование ягод либо плодов на зимнее время в качестве варенья, компотов, засахариваний бессмысленно по ряду причин: 1) быстро понижается калорийная важность из-за утраты витаминов и деструктурирования клетчатки; 2) применяется неприродный моносахарид — пищевой сахар; 3) термообработка и небольшое брожение окисляет плоды так, что вызывает оскомину и может пробудить утончение эмали зубов в основном, чем при потреблении новых ягод; 4) огромные траты времени на заготовление.

Применение в меню свекловичного, тростникового и т.д. сахара (сахарозы) нерентабельно по следующим основаниям: 1) в нашем организме совершенно бесплатно ферментами слюны и пищеварительного сока гарантируется деление крахмала еды до глюкозы; 2) аррорут, в отличии от сахарозы, расщепляется неспешно, при этом глюкоза угождает в кровь не сразу, а равномерно, что гарантирует ощущение сытости без накладного выведения избытков через почки; 3) сахар дешевле многих круп, однако крупы, помимо глюкозы, предоставляют белки, жиры и клетчатку.

При небольших припасах овощей разумно есть их в сыром виде. Репчатые чеснок либо чеснок предпочтительно есть с темным хлебом, прихлебывая тонкими глотками подсолнечное масло. Хлеб необходимо есть бездушный либо высушенный на солнце — в подобном хлебе меньше жидкости и кислоты. В апреле будут сныть (на которой одной проживал святой Серафим Саровский), трава, листья одуванчика и земляники, зеленый чеснок. В начале мая возможно обойтись, по мере необходимости, лишь хлебом и маслом (без круп) с помощью большого солнца, богатства сныти и крапивы, стеблей и растений одуванчика, зеленых побегов ели, тона плодовых деревьев. Летом в загородных критериях протеиновый максимум без проблем накрывается хлебом с овощами, ягодами и плодами. Принципиально сменять способы еды — кислотный (ягоды либо плоды) со щелочным (хлеб и подсолнечное масло).

Неудачей классической кулинарии считается применение очищенных и товаров. К примеру, белый хлеб из муки высочайшего вида, макаронные изделия — это пустейшая пища, на которой через неделю примешь нагноение десен и активизацию кариеса. Картофель без шкурки — это аккуратный аррорут. Такую монодиету организм будет отрицать через пару суток. Другое дело — потребление картофеля с шкуркой, что осенью и летом дает возможность сменить темный хлеб. Часть, кожица в гречке, разжеванные либо попаренные косточки яблока и облепихи, шкурка тыквы и т.д. усваиваются флорой кишечного тракта, обеспечивают его перистальтику и синтез нужных элементов, довольно неспешно всасываемых пищеварительной стеной.

Обсуждаемое питание отвечает конструкции и функциям желудочно-кишечного тракта. При видовом питании нельзя переесть либо получить отравление, сковородки можно отнести в пункт приема сплава, а морозильник — применять как кухонный шкаф. К собственному питанию необходимо относится по-новому, вероятны персональные любви либо, напротив, занятие того либо другого вида еды. Но это необходимо оценивать как индивидуальное недоверие либо установленную патологию пищеварительного тракта. Человек независим тогда, когда с превеликим удовольствием поедает все, что съедобно, и знает собственную норму для того либо другого продукта. Диктат употребления через рекламу должен вызывать бдительность и занятие, так как при капитализме ваше состояние здоровья отдано на откуп изготовителям. Продуктовую независимость нужно гарантировать самим жителям, а без перемены стиля жизни и питания данного не добиться.

Желание к самостоятельности от «медвежьих услуг» власти всегда было характерно нашему народу. РФ прирастала быстрыми крепостными и уязвленными, от столетия растворяющимися в ее безбрежных горизонтах. Дееспособность к умному (самосохраняющему!) ограничению надобностей представлялась главный чертой русской цивилизации в критериях жесткого климата и наружных опасностей. Насаждаемые 20 лет свободные «ценности» — корыстолюбие владельцев собственности и ревность желающих очутиться на их месте — порождают пренебрежение и гнев за Природу, оскверненную в итоге сверхпотребления. Большинству необходима Природа как ресурс питания и воодушевления, а меньшинству — разучившемуся идти — как мертвенная площадь для распыления нефтепродуктов.

Вторичные превосходства, дарованные Природой и оборачивающиеся сверхвозможностями, теряются покупателями, которые, подобно скоту, хавают, что предоставляют, нанося себе и отпрыскам неисправимый вред. Вследствие этого естественный человек с опаской относится к достижениям восточной культуры, толкаемой жаждой наживы. Ложная демократия сделала человека заложником ЖКХ в собственном погребе, теперь приказывает собственные критерии, выдавливая из жилища. Однако покинутые прадедовские избы в отечественной глубинке продолжают ожидать возвращения блудных сыновний, которым нужно бы восстановить прежнюю фигуру… Кто-то может себе позволить «технологичную» медпомощь, а большинство рассуждают как умный покровитель благочестивых учреждений Земляничка в комедии Н.В.Гоголя «Контролер»: «Простой человек, в случае если загнется, то и так загнется, если поправится, то и так поправится». Но покоряться «воле рока» не стоит — необходимо улучшить собственную жизнедеятельность. Именно тогда вы будете не только лишь свободны, но также и здоровы.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *